Выбор пользователей

Никита Каменюка: «Первую машину купил у Гены Зубова за пять тысяч долларов»

По завершении нынешнего чемпионата Украины карьеру игрока завершил 35-летний капитан луганской команды Никита Каменюка. В эксклюзивном интервью Meta-ratings.com.ua легендарный для луганского футбола футболист рассказал о своей первой зарплате, жизненных принципах и любимой футболке. 

– Никита, когда ты принял решение завершить карьеру?

– У меня состоялся разговор с Виктором Скрипником и руководством клуба. Виктор Анатольевич выразил мне свое видение на счет моего будущего. Спросил мнение о том, в каком направлении я буду двигаться. Я пришел домой, посоветовался с родными и близкими, узнал их мнение, все обдумал и принял решение.

– Не было ли мыслей еще «попылить», возможно, в другой команде?

– Нет, не было. Я всю свою игровую жизнь провел в «Заре», поэтому другой вариант продолжения карьеры не рассматривался мною абсолютно. Хотел остаться здесь. Да, были моменты, когда я уходил, но это было лишь стечение обстоятельств. Я все равно знал, что вернусь домой.

– Новый этап твоей карьеры – помощник тренера Ю-19. Будешь ли ты параллельно проходить тренерские курсы, чтобы в будущем, к примеру, быть главным тренером команды Премьер-лиги?

– У меня есть тренерская лицензия, но в будущем буду, конечно, подаваться и на PRO лицензию. А сейчас сосредоточусь на работе помощником тренера U-19.

– Виктор Скрипник, подводя итоги чемпионата, тепло поблагодарил тебя и сказал, что всегда поможет советом.

– Я благодарен тренеру, что он верил в меня. Благодарен всем болельщикам. Всем тем, кто меня поддерживал. Взаимно выражаю им теплые эмоции и слова.

– Не было ли мыслей попробовать себя в другом направлении? Селекционером? Футбольным агентом?

– Все же хотелось бы попробовать себя в роли тренера для начала. Если почувствую, что не лежит к этому душа или откровенно не получается, тогда можно будет пробовать искать другие варианты. Но пока что хочу сконцентрироваться, повторюсь, на тренерской работе. Мне приятно находиться в команде и хочу от этого не уходить далеко. Тем более, мне поступило предложение и отказываться от этого шанса я не захотел.

– Тренерство для тебя это: цель, искусство, ремесло, будущее?

– Тут сказать сложно одним словом. Это большая ответственность. Когда ты игрок, то отвечаешь за себя в первую очередь. А когда тренер, отвечаешь за всю без исключения команду. Как она двигается, работает, добивается результатов. От тебя зависит значительно больше в целом.

– Мог ли бы ты вообще завязать с футболом? Уйти в бизнес, например.

– Интересный вопрос, но отвечу, что нет. Хотелось остаться именно в футболе. Хочется пока что не уходить в другую сферу деятельности.

– Вернемся немного в прошлое. Помнишь, на что потратил свою первую зарплату? Какая это была сумма?

– Помню, конечно. Это были 200 гривен. Их я получил в «Заре», подписав контракт, и отдал эти деньги родителям. Тогда я все деньги, которые зарабатывал, отдавал родителям.

Мне звонил недавно президент «Зари», при котором я пришел в команду. Это Владимир Макаров. Тепло с ним так поговорили. Ему было 70 лет на днях, и я его поздравил. Он меня поздравил с завершением карьеры. Сказал, что помнит, как мой первый тренер Юрий Рабочий привел Каменюку, Даудова, Разумова и Гулеватого и сказал, что это пацаны, которые будут работать на перспективу. И так я подписал контракт с «Зарей-3», которая играла на область, получив зарплату в 200 гривен.

Брить голову налысо начал в 25 лет

– А помнишь сколько стоила твоя первая машина?

– Пять тысяч долларов. Это была «девятка», купленная у Гены Зубова (улыбается). Я ее подарил папе.

– Было такое, что в молодости ловил звезду и казалось, что уже всего достиг и море по колено?

– Вот знаешь, это прошло мимо меня. Я знаю, откуда вышел и что пережил. И какой путь это был для меня.

–Ты упоминал разных тренеров, но кто из них оказал на тебя наибольшее влияние?

– Все меня поддерживали и были со мной всегда. И у каждого я взял многое. Лучшее из качеств. Кого-то выделять не буду, но каждый из тренеров дал мне разные хорошие качества. Самое главное, я никого старался не подводить.

– В каком возрасте сменил имидж и стал полностью брить голову наголо?

– Мне было 25 лет.

– Много воды с тех пор утекло…

– И не говори (улыбается). Так вот, мне было 25 лет. Это было тогда, когда мы боролись за выживание. Тот сезон, когда Юрий Вернидуб только стал исполняющим обязанности главного тренера команды. Десять лет прошло.

При смене имиджа присутствовали мои друзья: Вадик Милько, Лукас Тесак и Григорий Ярмаш. У нас были втягивающие сборы в Луганске. Я еще с волосами пришел после Нового Года. А перед самым отъездом на сборы в Турцию ребята меня подстригли.

– Ты спор никому не проигрывал случайно? Вот, экс-директор «Зари» Сергей Рафаилов когда-то проиграл спор и сбрил, к примеру, усы.

– Да, я слышал о таком, но я спор тут не проигрывал. Это было осмысленное решение. Давно были такие мысли, и я решил не затягивать дальше. Особо в споры я не вступаю. Не люблю это дело.

Не люблю болтать языком зря

– А если в карты на деньги сыграть?

- Играл, конечно. Но в любой игре, где речь идет о проигрыше или выигрыше, я кардинально меняюсь и превращаюсь в другого человека. Очень хочу выиграть. Всегда.

– А когда выиграть не получается?

– А когда не получается, становится страшно всем вокруг (улыбается).

– А что еще не любишь?

– Болтать языком зря. Не люблю сказать, а потом этого не сделать. Вот поэтому и в споре пытаюсь всегда победить.

– В 2007 году ты ушел из «Зари» из-за Александра Косевича. В чем был конфликт, и считаешь ли ты его исчерпанным?

– Когда я ушел тогда в «Ильичевец», на меня это повлияло положительно. Все-таки, в «Заре» я тогда был на вторых ролях, а в Мариуполе стал постоянным игроком основы. С Косевичем конфликта у меня не было. Возможно, было лишь определенное недопонимание.

Тяжело мне тогда было уходить из «Зари». Всем сердцем я хотел остаться, но принял в итоге правильное решение. В Мариуполе познакомился с отличным тренером – Семеном Альтманом. Он дал мне многое тогда. Мариупольцы вылетели в Первую лигу, но все ребята, кто играл в Премьер-лиге, все остались. Мы дружим по сей день. Подобрался тогда очень хороший коллектив. И за один сезон тогда мы вернулись в Премьер-лигу. Это меня закалило.

Помню, когда с «Зарей» выходил в вышку, был на вторых ролях. Выходил на замены и все такое. Но когда играл в Мариуполе, то сыграл 32 игры, забивал и был на хорошем счету. Так что золотая медаль Первой лиги и выход в элитный дивизион для меня были очень значимыми. 

– Кто был инициатором возвращения в «Зарю»?

– Это был Анатолий Волобуев, который в тот момент тренировал «Зарю». Когда я еще уходил, он говорил, чтобы я оставался. Но он тогда был спортивным директором. А я для себя уже принял решение об уходе. Да и слухов разных было много из разных источников о реальных причинах моего ухода. До сих пор я хранил и храню молчание и не хочу это выносить. Только родные и близкие знают, что было тогда. Поэтому я знал, что ухожу.

А потом, когда прошел год, Анатолий Волобуев был инициатором моего возвращения, став своеобразным катализатором.

– В 2016 году тебя пригласили в сборную. Помнишь первые эмоции?

– Когда ты играешь постоянно в составе «Зари», идешь вперед, прогрессируешь вместе с клубом, то хочешь получить ызова в сборную. Попробовать свои силы в главной команде страны. В том коллективе, где собраны лучшие украинские футболисты. Когда меня спрашивали, почему меня не вызывают, я отвечал честно, что в сборной играют самые сильные, а тренер не враг себе. Да и любой тренер, не только тренер сборной. Поэтому я ждал своего шанса.

Когда я такую возможность получил, эмоции переполняли. Мне Никита Шевченко и Андрей Пилявский намекали, что меня могут вызвать. Вызов, я чувствовал, назревал.

Много людей тогда поздравили с вызовом в сборную. Помню, Андрюха Пятов набрал первым сразу после вызова и поздравил. Сказал, что очень рад и заверил, что все будет хорошо.

– Ты вышел в составе сборной в товарищеском поединке с Кипром, но больше шансов не получил.

– Все равно, я почувствовал уникальную атмосферу сборной. Ты растешь, прогрессируешь с каждой тренировкой. Это круто. Понимаешь, где не дорабатываешь и исключаешь ошибки. А то что сыграл мало или не мало, я особо об этом не думал. Для меня самое главное было то, чтобы сборная могла пробиться на Евро.

Футболка Сергея Закарлюки – самая памятная в коллекции

– Кстати, тренерский подход Юрия Вернидуба и Виктора Скрипника отличается друг от друга? И тебе, как будущему тренеру, какой футбол больше по душе?

– Я взял много хорошего и от Юрия Николаевича, и от Виктора Анатольевича. Конечно есть,отличия у всех тренеров. Разные видения футбола. С двумя этими тренерами я добился многого.

А какой футбол будет мне ближе? Еще не знаю. Одни говорят, не нужно подстраиваться под футболистов, а иметь только свое мнение. Другие говорят совершенно иные вещи – подбирать тактику под своих футболистов. Все покажет практика.

– Какая игра стала самой памятной в твоей карьере? Наверное, это был матч с Манчестер Юнайтед?

– До недавнего времени дебютный матч я считал таким. Теперь считаю свой финальный матч, игру с «Десной». Да, я не принимал участия в нем, а был лишь в заявке. Но игра была принципиальной, лобовой, с накалом страстей. Все в этом матче было.

– После этой игры ты не смог сдержать эмоции, хотя ты всегда очень сдержан.

– Для меня этот миг был очень важен. Знаешь, я говорил, что не могу проигрывать. Так вот, я себе дал слово, что мы займем второе место. Для меня это было принципиально. Но не получилось.

– Ты наверняка коллекционируешь футболки. Какая из них самая памятная?

– Да, безусловно. В моей коллекции есть футболки и из чемпионата Украины и соперников из Лиги Европы. Есть футболки и сборной. Все они напоминают об определенных моментах.

А вот любимая футболка есть. Это футболка Сергея Закарлюки. Он тогда играл за «Арсенал» и я очень хотел его футболку. После игры я подошел к нему и попросил футболку. Мы обменялись. Я видел, как он играет, а ребята рассказывали, какой он человек. С тех пор это самая памятная футболка в моей коллекции.

Рейтинг: 0